Газета «Вестник»
Архив

№ 5 (891)
8 февраля 2008


Заголовки в формате RSS

“Се се, лао ши Лена!”


Преподаватель факультета культуры и искусства УлГУ Елена Васько несколько месяцев работала хореографом в Джаньгнаньском университете Китая. Ее письма коллегам – лучший рассказ о приключениях русского педагога в Поднебесной.

17 октября

Привет из Китая! Переехала из гостиницы в квартиру, условия прекрасные: две комнаты, кухня, телевизор, холодильник, СВЧ-печь, стиральная машина-автомат, посуда, мебель, компьютер.

Из иностранных преподавателей — в основном американцы, и живут они здесь уже не один год. Русских — три человека: я и два преподавателя из Харькова. Основное общение со студентами — на языке жестов, так как переводчица одна на троих и не всегда может быть на моем уроке.

Университетский комплекс — огромный и вмещает учебные корпуса, общежития студентов, наши квартиры, стадион, концертный зал, где я уже посмотрела китайский балет, а также многочисленные службы.

18 октября

Побывала на трех банкета для иностранных преподавателей: в начале учебного года, в День Китайской Республики и в честь праздника осени. Кухня китайская мне нравится — если не добавлять зверски острых и приторно-сладких соусов, то пища здоровая, особенно рыба, овощи, супы, зелень.

Пока тепло – плюс 20–24 градуса. Самое неприятное будет зимой, хотя зимы и нехолодные, но отопления в домах нет, и сколько градусов на улице, столько будет и в помещении.

13 ноября

Выхожу вечером на улицу — на дорогах сотни велосипедистов, мотоциклистов, автомобилистов; много закусочных, часто пища готовится прямо на улице, в котлах и на огромных сковородах. Людей — тысячи, но никто никому не мешает. Много “чужих” запахов: иногда приятных, оттого что пища готовится рядом, но иногда не очень — отбросы и помои выплескиваются тут же.

Сам университет почти за городом, от центра я добиралась около часа. На курсах у хореографов — по 40–45 человек. Представляете мои ощущения, когда эта масса народа в конце урока хором прокричала: “Се се, лао ши Лена”, что в переводе: “Спасибо, учитель Лена”. В ответ я их нарекла русскими именами, они стали Машами, Ванями и т. п., им нравится.

15 ноября

Продолжаю свою “сагу”. Все первокурсники первые три недели сентября занимаются военной подготовкой, затем сдают зачет и только потом приступают к учебе по специальности. Моя дорога к факультету проходит через стадион, где эта масса народа марширует, бегает, поет гигантским хором. Впечатляющее зрелище, наводит на мысли о миллиардном населении…

Деловая часть центра похожа многоэтажной архитектурой на другие города, но стоит немного свернуть с главных улиц, как картина меняется: многочисленные харчевни, столы на улице, магазины и магазинчики. Никто к тебе не пристает, не хватает за руки и не требует купить. Китайцы на меня реагируют “философски”: гуляешь — гуляй, хочешь купить — пожалуйста. Здесь же на вешалках и на деревьях повешена постиранная одежда (вплоть до нижнего белья). Старичок чистит зубы со щеткой и кружкой в руках, а рядом старушка (наверное, его жена) моет голову в тазу. Все это почему-то происходит на улице, а не в доме — деревенские обычаи. В центре города женщины спускаются к реке и стирают белье — пожилые люди не меняют своих привычек. Зато молодежь сплошь американизированная: я им говорю “ни хао”, а они мне “хелло”, я им “цай те”, а они мне “бай-бай”, я — “се се”, а они отвечают “сенкью”. Здесь помимо сухого чая можно купить чай в пластиковых бутылках со всевозможными фруктовыми и цветочными добавками — очень вкусно! Но студенты предпочитают “пепси” и “фанту”.

16 ноября

Когда я смотрела китайский балет, первое впечатление — все растянуто, мало действия, скорости. Потом присмотрелась к фильмам и спектаклям по телевидению, поняла, что это не затянутость действия, а созерцательный способ осмысления жизни. Конечно, я попала под влияние такой философии. Судите сами: на улице в незнакомом государстве не волнуюсь, не боюсь, на работе занимаюсь только профессиональными делами, никто не дергает меня по поводу концертов, костюмов, расписания занятий и нагрузки преподавателей, массы организационной работы. В центр города выбираюсь — иду в парк (они здесь все платные): сидят компании стариков, играют в гигантские шашки и шахматы, еще они любят играть в карты. Кто-то спит под деревом, кто-то развернул скатерть-самобранку – трапезничает.

19 ноября

Очень интересно наблюдать за китайцами с 12.00 до 14.00: в магазине продавец не расстается со своей тарелкой лапши, подсчитывая ваши покупки. В обеденный перерыв почти на тротуаре спят строители метро, как они умудряются уснуть в грохоте многомиллионного города?

В стариках сохранились национальный колорит и пережитки коллективной (открытой) жизни. Они могут разгуливать по городу в пижамах, спать на улице, вообще свои домашние дела вытаскивают на люди. Китайцы, казалось бы, едят много мучного, но полных людей почти нет. На лицах пожилых китайцев как будто маски: мало эмоций, погружены в себя. Молодежь — другая, спешит смешаться со всем миром, обезличивается.

Как-то я долго ждала автобуса, чтобы из города приехать в университет, подкатил моторикша. Это трехколесный мотоцикл, на переднем колесе у него, как полагается, руль, а на двух задних — кибитка для пассажиров. Не без боязни села я в это сооружение, такое хлипкое — того и гляди развалится. При езде и правда, все сотрясалось так, что на память пришло: “старушонка в коробчонке”.

Вот ведь что интересно: проезд у этих извозчиков стоит 1 юань, и пекарь на улице печет и продает свои лепешки за копейки, и деревенский житель за гроши торгует бататами, зеленью. Но на их лицах такое невозмутимое спокойствие и достоинство, как у наших крутых предпринимателей! Любая работа воспринимается ими с философским спокойствием. В нашем доме на первом этаже работает комендант (я его называю “консьерж”), к нему даже самоуверенные американцы обращаются с почтением — так он важен! Почти не наблюдаю перекошенных, агрессивных лиц!

4 декабря

Уезжаю на автобусе в город, гуляю в центре. Есть старинный пешеходный квартал, где лавочки сувениров, жаровни на улице, где быстро готовят все что угодно — от жареных каштанов и лепешек до рыбы, креветок и кальмаров. Посреди главной улицы сидит на складном стульчике полицейский, обозревает потоки людей придирчиво, похож на городничего при царизме, до чего важен!

…Только с третьего раза смогла купить сахар. У этого продукта нет на упаковке английского названия, покупаю белый кристаллический порошок — оказывается какая-то приправа, и так несколько раз, пока не упросила переводчицу написать иероглифами записку, по которой, наконец-то, купила сахар! Бывает, ошибаюсь: купила на вид и запах копченую колбасу, а она оказалась сладкой.

12 декабря

Старушка Чан преподнесла царский подарок. Как-то в разговоре я сказала, что в Китае нет ржаного хлеба. Меня ждал сюрприз: она заказала в Пекине в ресторане хлеб, и его прислали авиапочтой — с ума сошла, это же бешеные деньги! Он с изюмом, орехами и черносливом, а если учесть, что не черствеет 30 дней, то больше похож на тульский пряник. Первое, что с удовольствием съем дома, — черный хлеб с селедкой.

Предпочитаю покупать проверенные продукты и готовить дома. Объедаюсь мандаринами и грейпфрутами, яблоки специфические, похожи по вкусу на гибрид с грушами. Есть желтые арбузы, они тоже сладкие, как и красные. Корень имбиря чищу, режу и добавляю и в первое, и во второе (даже заварила вместе с зеленым чаем — очень оригинальный вкус).

26 декабря

Вернулась с рождественского банкета. Проректор поздравил, потом еще двое начальников выступили. Стол, как всегда, ломился — рыбой своей, которая водится в озере Тай Ху, они очень гордятся, подают на каждом банкете. Готовят целиком, подают на блюде в “полный рост” с раскрытым ртом — жаль, что под сладким соусом, только на любителя. Нарезки типа ветчины и буженины сиротливо лежат нетронутыми — китайцы заботливо подбрасывают их иностранцам, а те предпочитают китайские блюда.

Поначалу мне вся англоговорящая группа представлялась американцами, но среди них есть канадцы, корейцы, японцы, филиппинцы, испанка, а сегодня, заслышав славянскую речь, подошли две румынки, мать и дочь. Мать в свое время учила русский язык и нас понимала, а дочь шпарит по-английски. Так вот, вся эта интернациональная команда преподает английский язык, похоже, он здесь становится вторым государственным. А мы, трое русских, учим хореографии, значит, как и раньше, “… и в области балета мы впереди планеты всей!”

9 января

С первым рабочим днем в новом году! У нас в разгаре экзамены. Мои прошли неплохо, во всяком случае, квартира завалена цветами, что не характерно для этого университета. Меня заранее предупредили, что здесь цветы дарить не принято, все проходит достаточно аскетично. Так что даже неудобно перед другими педагогами.

Сегодня были экзамены по искусству балетмейстера, нахожусь под впечатлением интересных творческих работ китайских студентов. Завтра — экзамены по китайскому танцу. Вообще под конец командировки у меня накопились самые жизнерадостные эмоции — ребята способные, творчески одаренные, думающие.

15 января

Ни хао! У нас сегодня настоящая метель, что совершенно парадоксально для здешних мест (видимо, доходят отголоски дальневосточных непогод). Меня пригласили на прощальный банкет. Много сказано взаимных комплиментов. Главная тема — “Ждем вас в следующем году”. Напоследок полакомилась китайской кухней, потом мои китайские товарищи заспешили на партийное собрание — это у них очень серьезно!

Предыдущая статья 
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2021